Есть много сложных научных определений прагматики, но сводятся они к одной достаточно простой идее. Прагматика – это ответ на вопрос «ЗАЧЕМ?» Соответственно, прагматика медиатекста – это ответ на вопрос: зачем кому-то этот медиатекст?

У любого текста на практике есть Заказчик, Автор и Аудитория, и этот главный для нас вопрос, вопрос № 1, всегда раскладывается на три составляющих:

Зачем этот текст Заказчику?

Зачем этот текст Автору?

Зачем этот текст Аудитории?

Понятно, что часто Заказчик и Автор – это одно лицо, но сути дела это не меняет. В каждой из этих трех ролей у человека совершенно особые отношения с текстом, и каждую из этих трех ролей нужно воплощать последовательно и в полном объеме. И действовать – целенаправленно.

Конечно, за этими тремя "большими" "зачем?" скрывается множество "маленьких". Заказчик формулирует и передает их в виде «затем!» – в задании (брифе) автору. Для читателя или зрителя его «зачем?» существуют менее конкретно, а чаще еще и бессознательно. В большинстве случаев они сводятся к одной из семи функций текста.

Для автора всё намного сложнее, но при этом – интереснее! Автор должен думать над своими «зачем?» постоянно – в любой операции по созданию медиатекста. В целом для автора существуют три стратегии действий: опознания и параллельного осознания, а также – коммуникации. Даже  следуя только одной из них, например, решая различные коммуникативные задачи, профессиональный автор должен постоянно осуществлять в своем сознании огромное количество выборов. Думать сразу обо всем – невозможно. Поэтому автор должен иметь в голове четкий план: над чем будет работать его сознание в каждый конкретный момент. Наш метод состоит в том, чтобы последовательно давать автору выбор. А думать над выбором он, конечно, должен сам. Именно выбор запускает мысль. И чем больше у автора будет сознательных выборов (от глобальных замыслов до локальных фрагментов, слов или образов) в процессе создания текста, тем качественнее он реализует прагматику, и тем эффективнее будет сам медиатекст.

Медиатекст – не цель, а средство реализации целей

Когда вопрос «Зачем?» начинает "звучать" в голове автора постоянно, автор переводит его с уровня целого текста на уровень локальных задач: «зачем я выбрал такой жанр», «таких персонажей», «такую композицию», «такие детали» и т. д. Интенсивность, с которой автор задает себе этот «вопрос № 1», определяет уровень его технологичности, мастерства и – главное – эффективности. Именно вопрос «ЗАЧЕМ?» приводит к вопросу «КАК?» – вопросу № 2. Без первого вопроса автор просто потеряется в огромном количестве выборов, открытых перед ним. Например, журналисту «открыты» 40 элементов будущего текста, но на каком из них сосредоточиться, о чем и в какой момент нужно подумать? Работа над текстом – это путешествие по огромной стране. Понимание языка и знание местности дают "путешественнику" возможность свободного перемещения, но если он не имеет цели, конечной точки маршрута, то будет лишь хаотично двигаться от одного смысла к другому, пока его мысль попросту не остановится. Настоящий профессионал не может себе такого позволить. Он будет все свои выборы проверять вопросом № 1, стремясь каждый раз остановиться на максимально эффективном варианте решения.

Человека не возьмут ни на одну работу, связанную с производством текстов, если он не будет в состоянии решать посредством этих текстов вполне конкретные задачи своего работодателя. Но поверьте, не только профессия, но и общество в целом всегда будет требовать от вас именно прагматически ориентированные тексты – будь то резюме для приема на работу, план какого-либо проекта, который вы хотите предложить своему начальству, или даже видео-письмо любимой бабушке, которая хочет узнать от вас какие-то подробности вашей жизни, а не просто услышать в телефонную трубку: «Дела – норм!»

Мы убеждены: нужно не столько учить кого-то создавать текст, сколько учить решать задачи ПОСРЕДСТВОМ созданного текста. Текст, медиатекст, следует понимать не как «творческое сочинительство», а как средство решения задач. Говоря языком программирования, для профессионала создать успешный текст – значит создать программу коммуникации с нужной аудиторией, в результате действия которой все цели и задачи коммуникации оказываются решены.

Легче снимать, чем писать!

В действующей системе среднего образования основная прагматика текстов – учебная. На уроках по развитию речи автору ставят задачу воспроизвести внешнюю форму (как правило жанра), и совершенно не уделяют внимания необходимой практической направленности текста. Жанры, которые входят в программу обучения, в большинстве своем в принципе не имеют практической направленности. В отечественной школе так было всегда. Изложение и сочинение являются квалификационными работами: они могут диагностировать наличие знаний, умений и навыков у ученика, но не способность ученика решить практическую задачу при помощи текста. Например, красиво и с чувством поздравить близкого человека с днем рождения. Или написать жалобу в Роспотребнадзор. Или создать текст, продающий какой-то товар. Подобные вещи потребуются для жизни в будущем, но учиться им придется самостоятельно.

Еще в 60-е годы прошлого века были сформулированы коммуникативно-речевые умения, характерные для письменной и устной форм речи, по которым до сих пор строится процесс обучения. Умение решать задачи посредством текста в этот список НЕ входит. Мы  сформулировали это свойство текста как "действенность", включив его в традиционную парадигму коммуникативных качеств речи (текста).

Что касается уроков литературы, то в школах они чаще всего похожи на преподавание "основ этики и психологии". Учителя вместе с учениками с удовольствием разбирают поведение Наташи Ростовой и Андрея Болконского, однако создание характеров и выстраивание поведения персонажей составляет лишь малую часть литературного труда автора произведения. Правда, изучение литературы как литературоведения в свою очередь не имеет большого смысла. Дети не собираются становиться писателями, поэтому не проявляют интереса к законам и приемам построения художественного содержания. Возможно, если бы они увлеклись практической стороной, убедились в полезности этого дела лично для себя, оно бы пошло, и дети с энтузиазмом овладевали бы арсеналом «писательских» средств.

Другой вопрос, зачем быть писателем, когда можно быть режиссером? Во-первых, престижнее и веселее, во-вторых, в определенном смысле "выгоднее", поскольку степень воздействия видео в целом выше, чем письменного текста. Выгоднее – и проще! Ведь степень абстракции, и соответственно – сложности, у языковых знаков гораздо выше, чем у естественных знаков и образов, к системе которых относится видеотекст.

В нашей Школе мы начинаем обучение с формата «текст + картинки», затем переходим к «видео» и только потом – к формату письменного текста.

Важно понимать, что ОДНА И ТА ЖЕ задача (цель, прагматика) может быть реализована ЛЮБЫМ из трех форматов медиатекста: "текст", "текст + картинки", "видео".

Мы считаем, что обучение формату "видео" выпадает из образовательного процесса абсолютно незаслуженно. Все технические средства и возможности для такого обучения в современной школе есть. Однако только для осознания самого этого факта большинству педагогов и школьных администраций понадобится, наверное, лет двадцать. И еще лет десять придется подождать, пока повернется чиновничья махина и уроки кино войдут-таки в программу школьного образования. Мы решили действовать самостоятельно и призываем к этому вас. Зачем ждать государство, если умение решать свои задачи с помощью медиатекстов нужно людям уже сегодня?

 

 

Архитектура текста

Textzone.ru

Ресурс содержит алгоритмы возможных действий при создании медиатекста; определены 40 техник работы с материалом, 100 сценарных ходов, 111 режиссерских приемов, 78 точек сборки состояний, 156 универсальных моделей содержания.

Перейти
Архив материалов
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0